doctalovtyz (doctalovtyz) wrote,
doctalovtyz
doctalovtyz

Зато мы вывели в космос негорящий олимпийский факел, а на безопасность полетов денег нет

Зато мы вывели в космос негорящий олимпийский факел,
а на безопасность полетов денег нет


Фото: Роскосмос
Кто сказал, что Россия — не страна великих технических достижений,
потрясающих побед, которых никто не одерживал или, по крайней мере,
которых никому не пришло в голову одержать?
Олимпийский огонь у нас доставили даже в космос.

Через неделю после этого великого пиар-достижения
в Казани разбился пассажирский «Боинг».
На борту его были, в числе прочих, сын президента Татарстана и глава местного УФСБ.

Самолеты падают по всему миру.
Но в России они падают чудовищно, недопустимо для развитой страны часто.
Они падают так часто, как в Уганде.
В России на самолетах реально опасно летать.
Практически все падения самолетов в России имеют своей причиной
запредельную техническую отсталость страны
и преступную экономию на человеческих жизнях.

Они являются следствием комбинации нескольких факторов,
обычно — средневекового оборудования аэропортов
и недостаточной тренированности пилотов.

В Петрозаводске (20 июня 2011 года) самолет разбился потому,
что на аэродроме не было современной курсоглиссадной системы.
Самолет садился по радиомаякам на дальнем и ближнем приводе,
только что не как во времена «Ночного полета» Сент-Экзюпери.
Кроме этого, аэродрому увеличили посадочный минимум
— то есть неоправданно разрешили сажать самолеты в условиях,
в которых еще месяц назад их сажать было нельзя.
Мало того, судя по всему, диспетчеры просто еще и сообщили,
что погода по минимуму проходит, а она уже не проходила:
за час до того, как разбился Ту-134,
по метеоусловиям прекратили полеты даже военные «сушки».
Так часто делают диспетчеры в маленьких аэропортах, где в сутки 1-2 рейса.
В итоге усталый пилот принял огни шоссе за огни посадочной полосы
— со всеми вытекающими отсюда трупами.

В Перми (14 сентября 2008 года, 82 трупа) первый пилот был просто пьян,
а второй не умел сажать «Боинги».
Он просто не знал, как это делается.
Расшифровки «черных ящиков» полны мата,
которым оба пилота обмениваются мнениями о наземных службах,
и: «Какую, трам-тарарам, кнопку жать?!» — «Эту!» — «Нет, эту!»

По забитым еще в начале полета в компьютер данным,
они, может быть, и смогли бы посадить самолет,
но, когда диспетчер попросил их сделать «коробочку» над аэродромом,
сажая другой, заграничный лайнер,
— это оказалось выше их интеллектуальных возможностей.
Они долго тыкали в разные кнопочки, потому что «Боинг»
— устойчивая машина и долго не падал, но в конце концов доломали птичку.

За последние годы единственная катастрофа,
которая связана с техническими обстоятельствами непреодолимой силы,
— это катастрофа Ту-204 авиакомпании Red Wings во «Внукове» (29 декабря 2011 года).

Ту-204 — сравнительно новый (точнее, редко производящийся) самолет,
и у него был редкий технический дефект.
При малом весе и сильном боковом ветре у самолета при посадке
не обжимались концевики шасси
— то есть, грубо говоря, самолет не знал, что сел.
И у него не включался реверс.

В паучьей банке, в которую превратилось наше правительство,
—  катастрофы самолетов немедленно становятся поводом
для самых отвратительных лоббистских решений.

К примеру, через три (!) дня после катастрофы в Петрозаводске
Дмитрий Медведев вдруг взял… и запретил эксплуатацию Ту-134.
Ни одна из многочисленных причин, приведших к катастрофе,
— отсутствие курсоглиссадной системы, преступное повышение посадочного минимума,
просто занижение диспетчерами уровня облачности,
— не имела никакого отношения к тому факту, что это был Ту-134.
Разумно было бы потребовать оснастить аэродромы КГС, но Медведев запретил Ту-134.
Это было решение, несомненно, приятное для лоббистов,
которые зарабатывают гигантские деньги, поставляя на наш, российский, рынок
всякую зарубежную авиарухлядь:
достаточно сказать, что «Боинг», разбившийся в Казани,
успел полетать в Уганде, Бразилии, Румынии и Болгарии.

Зато после катастрофы Ту-204, носившей, как уже было сказано,
сугубо технический характер, никто эксплуатацию Ту-204, даже до устранения дефекта,
не запретил — но зато по случаю сожрали Red Wings,
благо она принадлежала опальному бизнесмену Александру Лебедеву.

Запретит ли теперь Медведев эксплуатацию в России «Боингов»,
хотя бы проржавевших до состояния трофейных «Жигулей»?
Ха-ха.

Усталые пилоты — усталые потому, что им не платят нормальных денег.
Экономия на тренажерах, которая сказывается прежде всего тогда,
когда самолет попадает в минимально нестандартную ситуацию,
и, оказывается, что навык вождения по ровному небу у летчика есть,
а трудностей он на тренажере не отрабатывал.
Переработка, посадки вслепую, по радиомаякам времён очаковских и покоренья Крыма
— вот реальный облик российского неба.

И это бьет не только по простым смертным.
В Иркутске погиб начальник местного УФСБ.
4 декабря 2010 года при жесткой посадке погиб сын президента Дагестана:
летчики летели на рухляди, да еще забыли подкачать топливо.
Сейчас погиб сын президента Татарстана и начальник местного УФСБ.

Но зато наши космонавты вышли в космос с не горящим олимпийским факелом,
и ООО «Вариант-999», занимающееся изготовлением мебели
на площадях секретного оборонного завода,
получило 200 млн рублей за 16 тысяч больших газовых зажигалок.
На оборудование аэропортов курсоглиссадными системами денег, видимо, не осталось.

http://www.novayagazeta.ru/columns/61019.html

Юлия Латынина

Tags: Авиация, Латынина, Трагедии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments