doctalovtyz (doctalovtyz) wrote,
doctalovtyz
doctalovtyz

Дальше, чем Путин

Дальше, чем Путин



Российская госпропаганда
последние недели вела себя неистово.
Результаты этой работы
могут оказаться опасными для Кремля

























Если мои друзья-либералы еще в марте поняли,
что «нас всех, весьма вероятно, просто уничтожат»,
то за знакомыми националистами в эти месяцы было наблюдать куда интереснее.
Вот, к примеру, N, пламенный публицист,
последние годы клял власть за нежелание вводить визовый режим со Средней Азией,
проклинал Путина за постепенную потерю Украины
(пока наша soft-power на Украине сводилась к концертам региональных ансамблей песни и пляски,
американцы возили молодых активистов на семинары, давали микрогранты на темы,
связанные с развитием гражданского общества
и, спустя годы, получили то, что задумывали),
ненавидел власть за уголовные дела против националистов и так далее.

Стоило «вежливым людям» объявиться в Крыму, как N преобразился:
вернули Крым, вернем русский мир, Путин – великий и Таврический.
После этого N следующие месяцы жалел лишь о том,
что не может ехать добровольцем воевать за русских в Донбассе.
В последние недели N, впрочем, переменился
и теперь снова клянет власть за то, что «сдали Донбасс»
– то есть, не присоединили к России и не ввели войска.
Или вот мой знакомый M, человек творческой профессии,
националист, считающий либеральную оппозицию безвольными хлюпиками,
живущими на деньги Госдепа.
Присоединение Крыма M отмечал с размахом, гулял много дней, а мне задумчиво говорил:
«Ты однажды все поймешь.
Путин – великий человек.
Он вернул нам национальную идею, веру в будущее, Крым…»


M  утомлял меня, присылая мне бесчисленные ссылки на очередные ляпы украинской пропаганды
и, наоборот, – на героические повествования о воинах ДНР.
Его кумирами стали журналист КП Сергей Стешин
и, конечно, русский офицер Стрелков.
Я очень радовалась, что у M ипотека, и воевать он не поедет.
Сейчас  M порицает позицию России по поиску компромисса между двумя сторонами
– «После того, что случилось в Одессе, Путин и разговаривать с ними не должен.
А наши танки до Крещатика за двое суток дойдут, вот увидишь».
Или вот, к примеру, месяц назад мы шутили,
что медалями «За возвращение Крыма» надо было награждать не безвестных людей
из региональных редакций гостелеканалов,
а лично главреда «Спутника и погрома» Егора Просвирнина,
доносившего в простой и понятной форме долгие месяцы важность возвращения Крыма
и то, что двух мнений тут быть не может.
Но чуда не произошло.
Конкурента у «Комсомольской правды» не будет
: «Спутник» резко критикует Россию за примиренческую позицию,
призывает не бросать Донбасс до последнего,
нежно говорит о «Русской Весне», но задается вопросом, как быть после Путина:
ведь голову поднимут национал-предатели да жулики.
За последние  месяцы в России появилась совершенно новая оппозиция власти,
не имеющая ничего общего с романтичными белыми лентами,
причем сама же власть эту оппозицию по-быстрому выпестовала.
Это те самые люди, которые полностью разделяют позицию,
озвучиваемую нашим российским телевидением, «Комсомольской правдой» и иже с ними.
Те самые, которые «Крым – наш»,
и те самые, которые сейчас хотят идти дальше и нести знамя «Русской весны»
по всему дивному новому миру.
Те, кто чувствует себя теперь обманутыми нашими властями,
которые могли, но не развязали победное шествие русской армии до Берлина.
Самые верные фанаты Путина, считающие действия оппозиции не просто чуждыми,
но антигосударственными.
Только градус общественной истерии оказался слишком высок:
на новый автомобиль забыли впопыхах поставить тормоза.
Он гудит и хочет сорваться, чтобы не разрешенные 60 километров в час на гоночной тачке,
а вниз, по серпантину, без ограничения скорости, над бездной, да на такой красавице.
Этих людей власти будет труднее обвинить в экстремизме:
они говорят словами официальных телеканалов;
все, в чем они провинились, – это в том, что поверили.

Их невозможно обвинить в национал-предательстве:
они хотят быть такими, как Путин,
но больше и дальше, чем Путин.


В отличие от либеральной оппозиции, они не читают заметки с полей Госдумы
и не в курсе все новых ограничений в сфере проведения массовых акций
– будет надо, проведем.
Власть явно точно так же не понимает, что можно с этой группой сделать:
телеканалы меняют тон на более примирительный и сочувственный,
рапортуют о телефонном звонке Порошенко Путину,
оставляя аудиторию в недоумении и даже не рефлексируя по этом поводу.
В худшем случае это оборачивается  странными публичными доносами вроде тех,
которые сейчас пишет Александр Дугин на Владислава Суркова.
Доносами, которые, конечно, ни на что и ни на кого не влияют,
а просто дают возможность конспирологически настроенным политологам и журналистам
лишний раз посплетничать за чашкой кофе.
Джинн тем временем выпущен из бутылки и не намерен играть в «Чего изволите?».
Джинн убежден в том, что Крым присоединили,
потому что это желание загадал он, и хочет загадывать дальше.
Мне кажется, мы наблюдаем сейчас начало нового мощного общественного явления
и появление новой оппозиции.
Той, которая не умеет красиво умирать,
потому что за последнее время видела слишком много кадров по телевизору,
доказывающих, что красиво воевать – куда перспективней.
Екатерина Винокурова
– о том, как государственные каналы и «Комсомолка» создали новую воинственную оппозицию

Tags: Придурки, Фашизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments