doctalovtyz (doctalovtyz) wrote,
doctalovtyz
doctalovtyz

У самых мрачных вещей есть и забавные стороны

Впереди – новая скромность
http://www.rosbalt.ru/blogs/2015/01/23/1360279.html
У самых мрачных вещей есть и забавные стороны.
Все сосредоточенно наблюдают,
как наша страна вползает в кризис.
Но мало кто успевает следить еще и за тем,
как она ступенька за ступенькой спускается вниз
в списке великих экономических держав.
Того и гляди,
даже называться "великой" станет не совсем удобно.


Помню, лет 15 назад немолодой голландец, докладчик на каком-то семинаре,
покончив с серьезной частью своего выступления, решил улыбнуться:
"Вот вы тут называете Нидерланды маленькой страной.
А мы ведь большая и могучая держава.
Наша экономика крупнее вашей…".

Мы ничуть не рассердились,
потому что в те времена не было принято искать поводы
для "оскорбления чувств".
Тем более, что он сказал правду.
В 1999-м, после дефолта, российский ВВП
(считая по текущим обменным курсам) составлял всего $200 млрд
и в самом деле заметно уступал тогдашнему голландскому.
Объяснялось это не только нашим историческим отставанием
от флагманов европейской экономики,
дополнительно осложненным почти двукратным спадом 90-х,
но еще больше — радикальным ослаблением рубля.
Что было вовсе не так плохо.
В те времена наш капитализм был несравнимо живее и эффективнее нынешнего,
и дешевизна национальной валюты открывала массу возможностей для быстрого роста.
К голландскому количественному превосходству
было нетрудно отнестись с юмором.

Чувствовалось, что это явление временное.


Иногда случается, что ожидания оправдываются
с большим и совершенно излишним перехлестом.
Наш случай — именно такой.
В позапрошлом 2013 году российский ВВП вышел на пик, достигнув $2,1 трлн.
Впереди маячили только семь держав:
США, Китай, Германия, Япония, Франция, Британия и Бразилия.


Главной причиной этого чуда стала "голландская болезнь",
о печальных особенностях которой наш давний гость из Нидерландов
почему-то не предупредил.
Приток нефтедоходов резко укрепил реальный курс рубля
(т.е. его покупательную способность по отношению к доллару),
сделав нашу экономику неконкурентоспособной,
но формально – гораздо более "дорогой".


Второй по важности причиной был быстрый хозяйственный рост,
происходивший в 1999-м – 2007-м.
Потом он почти прекратился,
но реальный ВВП успел если и не удвоиться,
так хотя бы увеличиться процентов на 80-90.


Чем более застойной становилась наша экономика,
тем больше интереса проявляло наше начальство к ее формальному долларовому весу
и к месту, занимаемому российским ВВП в мировой табели о рангах.
О перспективах подняться в этом списке на ступеньку–другую
заговорили как о серьезнейшей национальной цели,
будто борьба за "места" и в самом деле играла роль
в международной экономической жизни.


Поскольку российский ВВП, вычисленный не по обменным курсам,
а по паритетам покупательной способности (ППС),
был в позапрошлом году не на восьмом месте в мире, а на шестом
(после США, Китая, Индии, Японии и Германии),
и приблизился к $2,6 трлн,
то в Кремле ориентировались именно на этот способ подсчета,
при всей его условности и неполной общепринятости.
Бразильцы, скажем, так и не согласились признать,
что их ВВП (ППС) меньше российского.
По их методикам выходило наоборот.


Но в этом наиважнейшем пункте на мнение дружественной страны
решили не обращать внимания.
Владимир Путин дважды объявлял,
что российский ВВП (ППС) то ли превзошел,
то ли вот-вот превзойдет германский,
и почетное пятое место в мире нам уже, можно сказать, обеспечено.

Надо сказать, что меньше всего возможная потеря этого места волновала немцев:
у них хватало настоящих забот,
и рассказы о каком-то расчетно-мысленном соревновании с Россией
то ли вообще не были ими услышаны, то ли показались несерьезными.


Впрочем, все это уже история, хотя и совсем недавняя.
Мечты растаяли, на дворе спад, и Путин говорит теперь не о пятом месте,
а о скрепах, традиционных ценностях и о том, что Интернет выдумали в ЦРУ.
Вообще-то, в ЦРУ выдумали как раз не Интернет,
а вышеупомянутые паритеты покупательной способности,
чуть не приведшие нас к победе над Германией.
То есть, конечно, там не сами их придумали,
но когда-то давно именно ЦРУ первым ввело ППС в широкий оборот.


Но сегодня для международных экономических сопоставлений
лучше и в самом деле использовать ВВП,
вычисляемые исконным способом, по обменным валютным курсам.
Так будет нагляднее.


Уже в 2014-м российский ВВП (считая в текущих долларах)
пошел вниз и был явно меньше $2 трлн
(72 трлн руб. при среднегодовом курсе доллара около 40)
Вероятно, это стоило нашей державе восьмого места,
которое пришлось уступить Индии.


Но самые драматические перемены предстоят в нынешнем, 2015-м.
Понятно, что долларовая цена нашего ВВП резко упадет.
Точные цифры назвать невозможно — назовем приблизительные.


Более или менее единодушно знатоки предсказывают только реальный спад экономики
– примерно на 5%.
Но нужно заложить в расчет еще и среднегодовой курс доллара
(сегодня он стоит 65 руб.,
однако в дальнейшем может сыграть и вверх, и вниз),
а также общую инфляцию (так называемый дефлятор ВВП)
– чтобы прикинуть величину российского ВВП в рублевом исчислении.


Следуя доброй традиции, рассмотрим не один сценарий, а два:
жесткий (с точки зрения финансовой политики) и мягкий.


В первый из них заложим
умеренную инфляцию (скажем, 15%)
и довольно крепкий по среднегодовому счету рубль (допустим, 55 за доллар).
А во втором – и инфляция повыше (30%),
и, соответственно, рубль подешевле (75 за доллар).


В первом случае, ВВП получается около $1,4 трлн,
во втором – меньше $1,2 трлн.
Вот этот интервал ($1,2-1,4 трлн) давайте и примем в качестве прогноза.

Причем оптимистического.
В декабре были дни, когда власти уже теряли контроль над курсом рубля.
Если такая потеря случится на более длительном отрезке времени,
то и $1 трлн не гарантирован.
Но мы с самого начала договорились избегать всего печального,
поэтому будем твердо держаться вышеуказанного оптимистического диапазона.


Что это будет означать?


Что доля российской экономики в мировом ВВП
уменьшится с неполных 3% в 2013-м до 1,5–1,7% в 2015-м.
И что по величине ВВП (в текущих курсах)
наша держава будет теперь уступать по меньшей мере одиннадцати другим.
А именно:
Соединенным Штатам (около $18 трлн);
Китаю ($11 трлн);
Японии ($5 трлн);
Германии ($3,5 трлн);
Канаде (почти $2 трлн) и Австралии (больше $1,5 трлн).
А двенадцатое-пятнадцатое места будут поделены
в честном соревновании нашей страны
с Кореей, Испанией и Мексикой
(предполагаемые в 2015-м году величины ВВП у всех четырех держав
попадают в диапазон $1,2-1,4 трлн).


То есть даже в самом худшем случае уж пятнадцатое-то место нам обеспечено.
Следующий участник соревнований,
Индонезия с триллионным ВВП,
при всей быстроте роста ее экономики вряд ли успеет обойти нас в этом году.
Не говоря о маленьких Нидерландах ($0,8 трлн),
"отставших" от нашей державы, видимо, навсегда.


Надо ли печалиться переходу из первой десятки экономических грандов во вторую?

Конечно, нет.

Из сегодняшних поводов для грусти этот должен быть самым последним.
Глобальная экономика — не ипподром, страны – не скаковые лошади,
и правила игры здесь совсем другие.
Эти правила все равно когда-нибудь придется осваивать.
А перед этим еще и понять,
что бахвальство и декламации о своем особом пути на мировом рынке
– товары неликвидные.


Сергей Шелин
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/blogs/2015/01/23/1360279.html
Tags: Интересно, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments