doctalovtyz (doctalovtyz) wrote,
doctalovtyz
doctalovtyz

Бессовестные

Оригинал взят у miggerrtis в Бессовестные

У каждой эпохи свои словечки.
В детстве часто слышал такие эпитеты,
как
«несамостоятельный»,
«несознательный»,
«бессовестный».

Смутно припоминаю разговор соседок:

«Да нет, он вроде солидный, даже партейный,
но какой-то несамостоятельный»,

и еще (из газетного фельетона)
– крик в трамвае:
«Какой вы несознательный, гражданин,
наступили ребенку на голову!».


       Эти слова ушли, но вот одно осталось:
«бессовестный».
Ему суждена долгая жизнь.


Вот Сергей Марков в «Особом мнении» 6 августа
– по поводу допроса отца Ходорковского.
Ведущая дважды указывает, что человеку 82 года, Марков отвечает:
«82 года–не так уж много для современного мира…
А у людей богатых продолжительность жизни сейчас около 95 лет».

       Я, в отличие от Маркова, знаю физическое состояние человека в 82 года,
прошел этот рубеж семь лет тому назад, и пожелаю одно:
«Живите, Сергей, до 95 лет, но желательно, чтобы, начиная с 82 лет,
вас систематически и постоянно все оставшиеся годы вызывали на допрос».      


      Но вот Эльдар Муртазин даст Маркову сто очков «по части пакостности»,
если можно так выразиться.
В тот же день, 6 августа, в своем блоге на «Эхе»
он комментирует уничтожение еды.
Сначала – обыкновенное мошенничество:
упоминаются только пармезан, фуагра, мидии, хамон
– «высокомаржинальные продукты», как назвал их автор,
пытаясь убедить читателя, что только их и давят и жгут.
Но вот беда – тут же рядом, на той же странице сайта «Эха» рассказывается,
как тракторы давят простой сыр, яблоки, персики.
Какая же тут «высокомаржинальность»?
В лужу сел Муртазин со своим враньем.


      
















Но это еще цветочки.
А вот муртазинские ягодки:
«Я невольно понимаю, откуда взялось столько полицаев на войне…
им тоже не хватало еды…».
В отличие от Муртазина, я в далекие времена,
путешествуя с лекциями по стране,
десятки раз встречался с бывшими полицаями и старостами,
отсидевшими свой срок, и знаю,
что вовсе не потому они шли на свое грязное дело, что им «не хватало еды».
В каждой оккупированной деревне, притом, что с голоду мало кто умирал,
находились люди наиболее предприимчивые, энергичные и бессовестные;
вот они и шли в старосты и полицаи.
Ведь что такое в политическом смысле бессовестность?
Готовность служить любой власти и поддерживать любую ее политику.
И я не исключаю, что среди полицаев легче было бы найти людей,
по своему психологическому типу ближе стоящих к Муртазину,
чем к тем, кто сейчас негодует, видя, как бульдозер крошит яблоки…

       Но главное – то в другом:
тот, кто приравнивает к полицаям
(т.е. к явным врагам, пособникам гитлеровцев, уничтожавших Россию)
нынешних критиков «операции истребления продовольствия»,
тот прямо указывает, что с такими людьми делать.
А что?
Большинство полицаев, старост, власовцев
не повесили и не расстреляли, а отправили в лагеря.
Кому десятку, кому двадцатку.
Вот и теперь так надо,
и не только тех, кто возмущается ликвидацией сыров или персиков,
но и тех, например, кто в ужасе от того,
что решено резко сократить импорт медицинского оборудования.
Обрекают на страдания миллионы людей?
Неважно, главное другое:
кто это смеет критиковать власть?
Вот в чем дело.
Усовершенствовать, консолидировать такую власть,
при которой пикнуть никто не посмеет
– вот цель, сверхзадача, затаенная мечта тех,
кого я без сомнения называю бессовестными.

       И в прежние времена, конечно, таких было–пруд пруди.
В атмосфере беспрерывной советской лжи и неизбежных репрессий
у тех, кто публично говорил и писал, и выбора-то не было.
А сейчас выбор есть, вот в чем ужас.
Кто тянул за язык Маркова,
кто заставляет Алексея Осина в своем ответе мне на «Эхе» 7 августа писать:
«Морально ли уничтожать еду? Это пустой вопрос».
Ведь сыр-бор–то весь именно вокруг морального аспекта
«операции истребления еды», не финансового ведь, правда?
Так нет, вот вам: «пустой вопрос»…


      Понятно, когда, например, Павел Сычев,
член Общественной палаты, на страницах «Известий» 7 августа
пытается убедить читателей в том,
что «продукты привозят заваленными ДСП, строительным мусором».
Никто не поверит, таких дураков все же нету, но что поделать?
Служба такая.
А вот литераторов, журналистов-фрилансеров, преподавателей,
всех тех, с кем власть ничего бы не сделала,
даже если бы они промолчали–их-то что заставляет позориться?
Не исключаю, что искренняя вера в то, что пишут.
Уж раз примазался к власти, то психологически легче, комфортнее
убедить самого себя поверить в то, что власть всегда права,
а критики, либералы–да они по сути дела те же фашисты или полицаи.
А бессовестность?
–да помилуйте, кто сейчас вообще помнит такое слово?

Георгий Ильич Мирский

Tags: Личности, Мнения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments