doctalovtyz (doctalovtyz) wrote,
doctalovtyz
doctalovtyz

поминки

Оригинал взят у roar22 в поминки

Проверенная фирма с мировым трендом
"Муромский краснодеревщик"
прислала Путину лакированный гроб,
исполненный в лучшей традиции Палеха:
красные розочки на черном фоне под самовар.
Особенно удалась готическая надпись "200" по левому борту
(дизайн студии Лебедева).

Путин сидит рядом с открытым ящиком
и проверяет уровень скорби осиротевшей челяди.
Тренировка к финальному параду идет вторые сутки.
Путин режиссирует, кому с какого бока подходить, какую мимику изображать.
Сироты стараются вовсю,
но строгий начальник сухим слезам не верит,
о чем и вопит каждые пять минут по Станиславскому.
Приходится выжимать настоящие,
а это удается, только если представить свою казнь в деталях.

В зале царит организованное столпотворение.
Члены Госдумы норовят заехать локтем по соседу,
имитируя давку и одновременно сводя счеты за проигранного дурака.
Меньше всего у них получается последний поцелуй с покойным,
который как бы в коробке.
Поцелуй должен выглядеть в прямом смысле воздушным,
потому что Путин контролирует со стороны, меряя линейкой длину вытянутых губ.
Оказывается, по-настоящему раскатать губы никто толком не умеет.

Больше всех позволяют себе министры
– катаются по земле, рвут волосы свои и на соседе,
но по глазам видно, что судорожно подсчитывают выгоду
от свалившегося на голову сиротства.

Михалков-младший зачитывает оду "200 лет как одна копеечка",
найденную в архивах старшего и написанную на пару с Солженицыным,
который сам давно, но по-прежнему с нами.
Все синхронно рыдают.

Жирик притащился трезвый, как врач-нарколог.
В руках совок металлурга, в совке три кило грязи с дороги.
Говорит, таков обычай в папенькиной деревне
– землю в окоп скинул и с погоста в баню!
Пусть земля тебе будет в пух и перья, дорогой председатель колхоза,
а нам еще жить две недели.

Исполняется отходняк Мендельсона на слова Розенбаума.
На строчке:
"Видишь это все последний раз",
Путина прошибает скупая мужская сопля,
– и оператор кремлевского ТиВи спешно закрывает объектив рукой,
чтобы не смущать юбиляра.

Тащат закрытый паланкин с женской особью,
все гадают: кто на это раз?
Судя по запаху – Кабаева,
по дрожащим носильщикам – все же Няша-Мяша Крымская.
Лицо Путина непроницаемо
– как спереди, так и сзади.

Путин занят, он колко сканирует физии скорбящих:
"Кому оставить 360 личных миллиардов?"
Не южно-корейским же внукам.
Тем уже написано завещание с подробной инструкцией
по отжиму Самсунга на примере Юкоса.
Если не дураки – не пропадут.

Запускают народ.
Народ, как всегда, прет с гармошкой.
Приходится объявить по стране трехдневные поминки с акцентом на сдержанность.
Проверено, патриотический траур сплачивает и мобилизует по полной!

Враги меж тем не очень ликуют,
потому что знают,
что Путин – птица-пеникс,
из пыли вылезет,
своим отомстит,
чужим – кулаком помашет,
за ликование воздаст особо.

Но траурный праздник в который раз портит Песок.
В самый торжественный момент,
когда салют и возложение венков от братвы и Европарламента,
он бросается плясать камаринского и вопить благим матом:
"Свободен! Теперь я буду думать сам! Свободен!"
Никто его не останавливает, это уже проходили:
сейчас он очухается, потому что давно разучился,
и вернется, как побитый пес, в шеренгу.

Наконец Путин поднимается с табуретки и объявляет:
"Потехе время – работа не волк".
И все возвращаются к кремлевским будням.

Что там у нас с Украиной?


2ля1:4го:1:57//
Tags: Валяюсь...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments