doctalovtyz (doctalovtyz) wrote,
doctalovtyz
doctalovtyz

Они абсолютно путают свою шерсть с государственной

Оригинал взят у emiliozk в Виктор ШЕНДЕРОВИЧ: Они абсолютно путают свою шерсть с государственной
Оригинал взят у loxovo в Виктор ШЕНДЕРОВИЧ: Они абсолютно путают свою шерсть с государственной


"Особое мнение" от 27.10.2016
Ведущая
: Ирина Воробьева

<…>
Мне трудно быть совсем объективным,
потому что я знаю Константина Аркадьевича, страшно сказать, 42 года.
И он мой учитель, и я его люблю.
Поэтому я конечно заведомо не могу быть объективным.
Но когда вы подряд называете это три фамилии, то давайте уточним,
что Константин Аркадьевич Райкин — это грандиозный артист и национальное достояние.
А этот человек, который научился ездить на мотоцикле за большое казенное бабло,
это — так же, как и вторую фамилию, которую назвали…
— это номенклатурная короста, которую мы от себя никак не отскребем,
потому что нам лень встать под душ с мочалкой.
Поэтому обсуждать их вместе я отказываюсь.
То, о чем говорил Райкин — это отдельная важная тема.
Поддержанная очень многими.

И давайте про это два слова…

― Хорошо, учитывая, что вчера еще вышла колонка в «Коммерсанте»
режиссера Звягинцева, который сказал,
что не хотят творческие люди ни ужинать ни танцевать,
если так можно выразиться.

В. Шендерович ― По поводу этой метафоры.
Те, кто нам намекают — или прямым текстом говорят
— условным «нам», мне-то не перепадало особенно, косвенно перепадало,
потому что на меня охотятся за казенные деньги…
Но вот так впрямую мне — нет, пока не перепадало…

― В каком смысле охотятся? Ничего не поняла.

В. Шендерович ― В прямом. Все эти движения «Наши».
Мне казенные деньги перепадают только так,
что я содержу некоторое количество кровопийц мелких. Комарья.
Они на мне паразитируют.
Но это второй вопрос.
Так вот, по поводу девушки, которую «ужинают и танцуют».
Вопервых, господин Песков, я вам не девушка,
вовторых, ужинаю я за свои деньги, как Райкин, Звягинцев, все остальные.
Это наши деньги. Налогоплательщиков.
А вы все приперлись за наш стол и жрете.
А нам кидаете объедки с нашего стола
— и еще за эти объедки заставляете целовать вам руки.

Нет никаких ваших денег, господин Песков.
Вот гдето там есть — Звягинцев написал
— продайте дачу и наймите артистов как граф Шереметев,
и пусть они вам играют то, что вы захотите.
Райкин вам ничего не должен; он должен мне.
И свою работу передо мной, зрителем, он исполняет отменно.
Десятилетия напролет.

А ваше дело — не мешать великому артисту Райкину, великому кинорежиссеру
(ну, не великому, неважно, — замечательному, большому) Звягинцеву снимать фильмы,
музыкантам играть, писателям писать.
Ваше дело — не мешать.
Мы даже готовы вам за это немножко платить, немножко.
Я готов бы поменьше, просто чтобы тихо сидели, не мешали.
А они почемуто решают… они абсолютно путают свою шерсть с государственной,
по товарищу Саахову, если ты помнишь диалог из «Кавказской пленницы».
Они абсолютно убеждены, что это все — их.
Они попали к закромам. Звать их никто, они порусски разговаривать не умеют.
Тут цитировали этого несчастного Аристархова, и так далее.
И Райкин должен спрашивать у него, должен с ними дружить.
Мы все должны с ними дружить, чтобы они разрешили Константину
(хотел оговориться — Аркадию… Аркадий тоже, у него там свои были…)
Константину Райкину, Звягинцеву реализовывать свой божий дар!

Дальше — взгляд с другой стороны.
Чего вдруг сейчас? Какая ехидная реакция со стороны публики!
Тут же ему припомнили поддержку Путина. «Райкин плазу».

Братцы мои, можно, конечно, всех отсчитывать от Новодворской.
И предъявлять претензии актеру Райкину, что он не Новодворская.
Но если отсчитывать от Новодворской, нам всем надо выпить яду.
От стыда. Таких больше нет.

Он актер. Для того, чтобы играть…
Театр это такая вещь, она не существует вне социума, вне государства.
Сцена и так далее.
Он вынужден с любым режимом сотрудничать для того, чтобы выходить на сцену!
Донатас Банионис рассказывал мне, что он дебютировал при Гитлере.
В своем Паневежисе. Ну, так получилось.
Вот он в кружок театральный пошел, а тут Гитлер. И он начинал при Гитлере играть.

Вопрос на засыпку:
имеет ли право Донатас Банионис критиковать гитлеровский режим.

― Секундочку. Вы путаете.
Одно дело поддерживать, а другое дело выступать. Ну серьезно.


В. Шендерович ― Секундочку.
Мы таким образом предъявляем Константину Аркадьевичу то, что он — повторяю,
я с этого начал… — что он не Новодворская!
Что он сразу не назвал их кровавыми бандитами, не отказался сотрудничать.
Можно было бы так, но тогда бы он не играл все это время.
Не играл бы. Вот и все. А это для него сверхценность.
Еще раз; мы об этом говорили в связи с Чулпан Хаматовой,
в связи с очень многими случаями разными…
— почему мы немедленно и ехидно начинаем предъявлять претензии заложникам?
Потому что — мы все в заложниках у них.
Давайте все-таки поговорим о том, почему мы у них в заложниках
— и как бы сделать так, чтобы из этого пленного состояния выйти?
То, что сделал Райкин, — это шаг к выходу из этого пленного состояния.

― Об этом я и хотела спросить.
Потому что вообще-то пресс-секретарь президента Дмитрий Песков,
во-первых, ни в коем случае не умаляет фигуры Константина Райкина.
Об этом говорил, что очень уважают.

В. Шендерович ― Низкий ему поклон.

― Он выразил надежду, что правда, байкер извинится.
Но байкер не хочет извиняться.

В. Шендерович ― Байкеры не извиняются.

― И Дмитрий Песков, что важнее мне кажется,
предложил Райкину назвать случай конкретный,
когда кто-то либо пытался что-то навязать, либо что-то запретить.
Может быть действительно получится выйти из этого положения заложников
благодаря Константину Райкину.
Он сейчас назовет эти случаи. И что-то произойдет.


В. Шендерович ― Что мы валяем дурака. Райкин ответит за себя, Константин.
Я не могу сказать за Константина Райкина.
Замечу только, что ставит он по преимуществу классику.
Он за себя сам ответит.
Отрицать существование сегодня цензуры — ну можно, конечно, об этом говорить,
но  это какой-то странный разговор.
Это то, что прорвало — и говорят (об этом) все.
Если десять человек говорят тебе, что ты пьян, поди, проспись.
Как говорит русская пословица. Или нерусская. Неважно.
Когда об этом говорит Райкин, Звягинцев, когда об этом говорит Сокуров,
когда говорил Герман, когда об этом говорят все вокруг, — это есть.
Вот оно.
Государство прямо уже теперь, не стесняясь, дает идеологические установки.
Более того, оно сами говорят об этой теме.
Про ужин и танцы.

― Нет, про это говорит все-таки Звягинцев.

В. Шендерович ― Нет, Звягинцев просто перевел на полублатной язык понятный то,
что сказал Песков.
Что мы ребята, определяем политику! То, что говорил Мединский…
Государство поддерживает…
Только государство, в данном случае…
Они узурпировали это государство, и от имени государства начинают диктовать.
Эту булочку и Россия, и не Россия проходила много раз.
И в XX-м веке и в XIX-м.
Партийное руководство, это мы все проходили.
Партийное руководство литературой, кинематографом.
Все проходили. Об этом немножко неловко спорить.

Эхо Москвы, 27.10.2016
http://echo.msk.ru/programs/personalno/1862830-echo/
Tags: Мнения, Шендерович
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment