doctalovtyz (doctalovtyz) wrote,
doctalovtyz
doctalovtyz

Category:

Глупость и страх правят Россией

Человек, который отправил на войну с Навальным все силовые структуры
— Росгвардию, прокуратуру, ОМОН и прочую ментуру
— отправил тысячи вооруженных против одного безоружного; поменял аэропорт посадки (зачем?)
— человек этот явно испытывает страх.
Вдобавок он в ярости, что страх виден и понятен всему миру.
А ведь он постоянно кичился своим бесстрашием —
целовал зубастую тигрицу и ещё более зубастую щуку, летал со стерхами, лазил в истребители и подводные лодки…
И вот — испугался одного беззащитного, которого пытался отравить.

Не он пытался? Тогда было бы возбуждено уголовное дело, были бы уволены и арестованы исполнители.
Или это настолько ничтожный эпизод, что на него не стоило обращать внимание?
Президент именно это пытался дать понять на пресс-конференции 17 декабря.

ПУТИН (с насмешкой). Кому он нужен-то?

Вот мы и увидели, кому он нужен. Силовая операция «Захват Навального».
Только армию не подняли по тревоге. Но войну откровенно вспомнили.
Аэропорт «Внуково» (где должен был приземлиться самолёт из Берлина)
днём в день прилёта, опубликовал нечто вроде рекламы:

«Мы достойно «встретили» самолёты из Германии в 1941-м, встретим все самолёты и в 2021-м».

Спасибо, что вспомнили Великую Отечественную, а ещё спасибо за то,
что промолчала зенитная артиллерия, которая встречала самолёты из Германии в 1941-м.

Кроме страха и ярости Путин всему миру показал невообразимую глупость своей команды.
Ибо так откровенно демонстрировать свой страх (всего лишь перед оппозиционером)
может либо дурак, либо тот, кто не владеет собой.

Позор усугубило стыдное детское враньё про застрявшую на посадочной полосе снегоуборочную машину.
Застряла? — уберите.
В это никто не поверил.
Значит, это стало ещё одним доказательством глупости и страха.

Многие люди (простые люди, не политики, не журналисты) комментировали происходящее и в нормативной и в ненормативной лексике, но по смыслу одинаково: Путин боится Навального.

***

Вспомним ещё раз большую декабрьскую пресс-конференцию президента.
Ответ на вопрос о Навальном получился подробным, витиеватым, не всегда логичным.
Но в свете вчерашней операции стоит процитировать фрагмент.

ПУТИН. Что касается, значит, этого пациента, значит, в берлинской клинике.
Этот пациент берлинской клиники, он пользуется поддержкой спецслужб США в данном случае.
Тогда спецслужбы (наши), конечно, должны за ним присматривать.
Но это совсем не значит, что его травить нужно, кому он нужен-то? (Смеётся.)
Понимаете, если бы хотели, довели бы до конца.

«Довести до конца» в таком контексте означает «убить».
А слова «если бы хотели» означают, что для убийства достаточно всего лишь желания.
Чьего? Об этом Путина не спросили.
Но тема убийства на этом не кончилась.

Через полчаса, отвечая на незначительный вопрос о каких-то ведомственных происшествиях,
Путин сказал нечто такое, отчего Зигмунд Фрейд подпрыгнул от радости
(насколько можно подпрыгнуть в тесном гробу).

Некий Антон Насонов, главный редактор «62ИНФО» (Рязань) задал важный для себя,
но абсолютно пустяковый для президента вопрос.

НАСОНОВ. Я один из победителей Всероссийского конкурса ОНФ «Правда и справедливость»
и готовил видеоролик, видеосюжет о проблемах города, связанных с Ново-Рязанской ТЭЦ.
А теперь меня оскорбляют, обвиняют в продажности и прочем.

ПУТИН. Продажности кому? Послушайте, Антон, я никак не могу в толк взять, кто Вас обвиняет?
Вы же там боретесь как бы за интересы граждан.
Кто Вас обвиняет? В какой продажности? Кого Вы продали, я не понимаю?
Вы никого не отравили, никого не убили.
В продажности чего? Чего Вы продали, я не понимаю?

Какой-то человек говорит о бытовых проблемах, о своей обиде, а президент вдруг:
«Вы никого не отравили, никого не убили».
Когда прямо спросили про отравление Навального,
в ответе президента не прозвучали слова «отравление» и «убийство».
Вопрос был опасный, и президент себя контролировал.
А вопрос из города Рязань был совершенно безопасный.
Путин расслабился — тут из него и выскочило запретное слово «отравили»;
он испугался, захотел поправиться, но в панике выскочило другое запретное слово «убили».
И только с третьего раза Путин сумел вернуться к теме.

Этот случай такой яркий, что достоин войти в учебники психологии.
А нам в ближайшие годы предстоит жить не с берлинским пациентом, а с кремлёвским.

На той декабрьской пресс-конференции 17 декабря
(ровно за месяц до возвращения в Россию берлинского пациента)
президент сказал о Навальном ещё кое-что, не предвидя, с какой силой эти слова ему аукнутся.

ПУТИН. Есть одна вещь, на которую в широкой публике не обращают внимания, но она имеет значение.
А именно: этот трюк заключается в том, чтобы напасть на первых лиц
и таким образом — для тех, кто это делает
— подтянуться до определенного уровня и сказать: вот обратите внимание, мой партнер это вот этот.
И я, значит, такого же калибра человек, относитесь ко мне как к человеку общенационального масштаба.

Воскресным вечером 17 января по указанию руководства страны
могущественные силовые структуры России
отнеслись к Навальному как к человеку общенационального масштаба.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments